О ЗАВИСТИ. Украинское общество | Романенко Юрий

Зависть можно охарактеризовать как одну из самых сильных и влиятельных в матрифеминных культурных системах вообще и в украинской культуре — в частности эмоций, которая связана с переживанием депотенцированности сообщества с дефектной высшей цензурой.

Такая точка зрения на украинское сообщество может быть обоснована тем, что Украина не просто долгое время пребывала (и продолжает пребывать) в условиях оккупации. И это не внешняя оккупация территории, а внутренняя оккупация культуры и психики украинцев оккупантами. И эта внутренняя оккупация означает захват высшей и средней цензуры изнутри психической системы, навязывания чуждых украинцам смыслов, что привело к искажению их социально-исторического пути.

Завистник перестает быть собой.

Он влачит существование в ино-бытии, которое является, на самом деле, небытием. Разрушающая и энтропическая сила зависти сказывается в открытом либо скрытом привнесении центробежного движения во всем, что имеет упорядочивающее, иерархизирующее и централизующее значение в жизни отдельных людей и сообщества. При этом зависть можно отнести к тому ряду эмоций, которые тайно разрушают все, с чем происходит контакт завистника.

Зависти вполне соответствует танатофиличность (бессознательная любовь к смерти) как ментальная диспозиция, которая на поведенческом уровне возникает в виде бессознательного отрицания жизни и жизненности в ее видимых проявлениях, молчаливого потакания разрушению жизни.

Завистник готов разрушить объект зависти даже ценой саморазрушения.

Он является суицидентом в своем бессильном сражении с отрицанием собственного образа и неспособности принять чужой образ. Любопытно, что танатофиличность в ее эмпирическом преломлении выражает себя, в частности в Украине, не только в экспериментировании украинцев со смертью, не только в «иронии над чертом», не только в желании превращать системы в агрегаты, но и в элементарном игнорировании различных гигиенических рекомендаций и правил техники безопасности там, где эти правила могли бы исполняться без каких-либо усилий, но не исполняются с тем самым оттенком пренебрежительной шутоватости, которую часто встречаешь в поведении соотечественников. Впрочем, поскольку танатофиличность имеет форму сквозной диспозиции, то ее стержнем выступает, в первую очередь, обесценивание времени и выраженная направленность на такое построение социального действия, которое вполне выражает бессознательную установку на прожигание этого ценнейшего и невоспроизводимого ресурса…

— Читая этот текст возникает острая потребность все-таки обозначить этого «украинца» или «украинцев», особенно современных. И никак не уйти от территориальной дифференциации. За текст — спасибо. Как всегда, смело, оригинально и продуктивно для ищущих …

Юрий Романенко:  Все равно возвращаемся к этноцентризму и к культурной антропологии. Поскольку есть паспортно-территориальный (национально-территориальный) и этно-антропологический аспекты украинства. Впрочем, работают оба аспекта. Поскольку необходимо дифференцировать, в этом случае, этно-большинство с диффузной этнической идентичностью, и этно-меньшинства, располагающие устойчивой идентичностью и использующие для артикуляции украинской идентичности этническую мимикрию. Весь парадокс состоит в том, что этих самых культурно-антропологических и этнических украинцев их собственная идентичность, — как и все «высшие вопросы» религии, идеологии, философии, политики и проч.- напрочь не интересует. Это нахождение в состояние коллективного гипноза/оцепенения и неразличения «своих/чужих», дистрофия способности к различению на высших уровнях ценностного и теоретического сознания и есть украинство.

В одном из своих видео я разбирал обидный для украинцев этнический лейбл «хохлы», придуманный, кстати, немцами. В ярлыке этом корень составляет «Носhler», в буквальном переводе — «поверхностник», в устоявшемся понимании — лицемер, или тот, кто предпочитает не углубляться. Другой перевод этого ярлыка — гордец, горделивец.

 Стоит ли считать Украинцев «простачками» ?

Поскольку «hoch»- это в переводе с немецкого ещё и высокий, возвышенный. Сам ярлык ошибочно воспринимался как придуманный русскими, которые якобы называли украинцев хохлами за известные нам чубы (оселедці). Но это не так, поскольку русские первоначально услышали это от немцев, а потом уже придумали свою транслитерацию. Этот ярлык является частью этнического гетеростереотипа, в котором представители одного из самых паранойяльных этносов Европы зафиксировали образ этнического «другого». Просто потому, что профиль аутостереотипов, представленный в ряде источников в отношении украинцев, выглядит сплошной идеализацией. Тут и трудоголизм, и антеизм, и кардиоцентризм, и одни сплошные этические добродетели. О теневых сторонах писать не предпочитают, в частности, о танатофилии и гипомнестичности. Но, это предмет отдельного разговора.

Вывод: украинство распознаётся по двум базовым особенностям, а именно, склонности к дефлексии и демонстративной нарциссической гордости. При анализе последней, особенно у мужчин, обнаруживается выраженный мазохизм, у женщин-украинок — нереализованные фантазии насчёт собственной грандиозности. Но последние выводы касаются моих наблюдений и обобщений.

Романенко Юрий Викторович,

доктор социологических наук, профессор кафедры международных медиакоммуникаций и коммуникативных технологий Института международных отношений Киевского национального университета имени Тараса Шевченко, Академик АН Высшей школы Украины. Один из основателей Школы визуальной аналитики в Украине.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Theme: Overlay by Kaira 2020 Визуальная Аналитика
Обучение доступно онлайн. Сайт сделан KUSHOV.SPACE